Маркус едет на работу

Маркус едет на работу

Эта поездка на работу на автобусе была, пожалуй, самой тяжелой в жизни Маркуса, если отсчитывать от времён, когда его выпустили из дурдома. В самом начале поездки ему захотелось кашлянуть.

Всё, что он хотел сделать — это очень громко кашлянуть, чтоб откашляться. Но не рассчитал потенциал своего организма, и издал нечто среднее между кашлем и чихом, в результате непроизвольно выстрелил соплёй в соседнего пассажира.

Конечно же, он чуть не сгорел от стыда на месте, слава Богу хоть пассажир попался неагрессивный, он без малейшего следа брезгливости, аккуратно убрал соплю своим платком, и даже улыбнулся Маркусу, мол, «не беспокойся, малыш, с кем не бывает».

И всё же, Маркусу хотелось, чтоб тот по-скорее вышел, ну, или чтоб скорее настала его собственная остановка на Льва Толстого. Ведь кроме жертвы сопливого выстрела, в автобусе были ещё и свидетели, и уж на их лицах брезгливость отразилась самым высшим образом.

И непонятно было, к кому эта брезгливость относилась больше, к Маркусу, выстрелевшиму соплей, или к пострадавшей жертве, проявившей искреннее сочувствие. От всего этого на душе Маркуса становилось ещё тягостнее.

Он понимал, что злоупотребляет своей юношеской красотой. Мужику, в которого метко «влучила» сопля на вид было лет 35-40. Уловив его почти дружелюбную улыбку, Маркус испытал прилив тепла на душе, ему приятно было думать, что этот мужик — гей, и улыбается ему из гейской симпатии. Маркус всегда так делал.

В смыле, испытывал прилив душевного тепла, каждый раз, видя (или представляя себе) гея в любом незнакомом мужчине. Эта грань так тонка, между вымыслом и реальностью, если имеешь дело с незнакомым человеком.

Но Маркус старался не думать об этом, а наслаждался всеми смешенными чувствами, которые обрушивала на него, в целом скучноватая жизнь, обычного контент-менеджера, работающего в офисе, наинизшего звена в экосфере офисного планктона.

Потому, что если разобраться, все грани в твоей жизни тонкие, после того, как тебя выпустили из дурдома. И неважно, есть ли у тебя диагноз, или нет, молод ты или стар.

От неприятной, позорной ситуации с соплей, попавшей на пассажира автобуса, Маркуса отвлекло ещё более неприятное обстоятельство. Этой ночью ему приснился очень странный сон про маму, жутко реалистичный, эмоционально насыщенный.

Маркусу хотелось приехать на работу и написать небольшой рассказик, хотя бы набросать черновик. Он чувствовал, что это должно быть нечто гениальное. Но знал, что ему не дадут это сделать, и заставят наполнять сайты всякой хуйней, описанием никому ненужных товаров, которое никто и читать не будет.

Большинство клиентов их агентства были 25-30 летние отчаявишеся романтики, достигшие пика неудач, и видевшие в создании своего сайта или Интернет-магазина трамплин к невероятным завоеваниям и беззаботному благополучию.

Они тратили последние сбережения, которые удалось сделать тяжко работая по найму, в надежде стать настоящими предпринимателями, как Стив Джобс или Елон Маск. Мало кому из них удавалось продать больше. чем 10 товаров, и почти никому — продержаться на плаву больше полугода.

Маркус сожалел, что пока досидит до конца рабочего дня, или хотя бы до обеденного перерыва, высокое вдохновение напрочь улетучится, и он забудет сюжет, хотя сейчас и представал в уме всё так реалистично, словно сам пережил все события связанные с героем ненаписанного рассказа.

Это было очень похоже на Маркуса — быть готовым пожертвовать обеденным перерывом ради иллюзорной возможности написать короткий рассказ, который будут читать другие. И возможно даже, воссторгаться им! Но единственное чем он жертвовал в итоге, была работа и расположение началсьства.

Именно поэтому он не выполнял план, и уже третий год сидел без повышения, хотя все остальные контент-менеджеры, которые пришли в агентство в одно с ним время, уже поднялись до копирайтеров, а кое-кто и до клиент-менеджеров.

Подпишитесь на журнал по емейл, чтоб не пропустить продолжение!

Вы можете получать обновления журнала на емейл.

Введите Ваш емейл: